• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:59 

а когда я умру совсем
и застывшее тело изящно засыплет снегом,
это пожалуй еще раз тебя вдохновит -
некролог накропаешь и, может быть, станешь поэтом...

наконец.

01:53 

этот, черт бы его побрал, синдром маргариты -
засохшая роза в коробке, да грани реальности все размытые.
истории облекаясь в слова кажутся пошлыми...
солнце, не спрашивай меня о прошлом.

00:05 

formula № 2

ххх: Холодно и страшно.
zzz: расскажи?..
xxx: Такое не рассказывается... Такое обнимается. Ну или целуется)

01:37 

воздержись.
вот. держись.

Так получилось. Видишь? Все получилось. А ты - дыши.
Тебе, милая, секс для тела и коньяк для души.

А пальцы озябшие спрячь в карманы, такая зима...
Ну что ты, милая? У тебя - равновесие, у тебя - ты сама.

03:20 

Не больше, чем дым, не горше, чем яд...
меня просто нет. сменял все подряд
на дым сигарет и случайные ласки
короткие сказки.

твои диафильмы раскрашены солнцем -
мне нравится. ты отчего то смеешься
и морщишься.. право
чего не по нраву?

ночь дышит в затылок, впивается в плечи
тяну 21-ую жестом привычным
мой spleen, он со мной, и как есть, не о смерти
в красивых конвертах.

рисуй меня теплой без кресел и пледа
никто не заметит, рисуй по секрету.
а завтра портвейн из горла, на Арбате
болтать ни о чем и портвейн из горла на Арбате
в такие морозы портвейн на Арбате
чертовски кстати. (=

18:28 

нынче ангелы дохнут вот так: в феврале или в марте,
где мороз их хоронит надежнее формалина
на работе, в дороге, случается, что и в кроватях,
но в чужих. на руках у какой-нибудь бэйби/билла

нынче ангелы дохнут вот так: раздарив себя миру,
когда ром и стихи не заводят, ни тело ни душу
когда грязными перьями на пол ссыпаются крылья...
А никто не врубается. Где там. И что еще хуже

равнодушно взирают насквозь так и просят и молят
дескать, эй, небожитель, сверши нам сегодня чудес:
одолжи до зарплаты, и с девками чтоб... ну ты понял,
что "душа"? ой не надо... давай не сегодня., не здесь...

а он мертвый бредет по проспекту с ненужной гитарой
следом грязные перья падают в серый снег...
В 20 лет ощущает себя безнадежно старым...
кабы был человеком - хоть плакал бы, как человек....

нынче ангелы дохнут...

вот так.

17:05 

...с каждым днем от души
остаётся все меньше души...
..а тело продолжает
думать,
писать,
курить...
притворяться живым...

механически так...

03:02 

...а поздней осенью все бабочки улетают далеко-далеко...
Так далеко, что это "далеко" даже на картах не нарисовали еще.
Неправда, что они боятся зимы.
Просто зимой сверху сыплется снег и мешает летать.

05:56 

у него снаружи хронический джаз
у него внутри нарывает блюз
на неведомом мне языке...

а в моем промокшем от слез "сейчас"
все тепло - на конфорках дрожащий газ
да окурок в руке.

19:35 

А мне всегда надо искать глубокий смысл.
Во всем.
Даже во взмывающем ввысь муравейнике.

06:44 

и время режет острее, чем лезвие,
и мы сами себе и судьи и палачи,
ты находишь до бесконечности много действительно важных причин,
чтобы твои дороги не сталкивались с путями моих траекторий.
но это не страшно, а страшно то, что это уже не больно.

к чёрту весь этот город. к чёрту тебя.
довольно. (с)

03:31 

Мне больно от снега внутри меня.
Он холодный и совсем не красивый.
и его так много...
растопить бы...
но в этом городе
никто не умеет растапливать снег,
если он внутри.
Жди, говорят, весны,
станет теплой водой,
наполнит тебя до краев
будет все еще тяжело,
но хорошо так,
по весеннему.

Ты главное дождись весны.
Ты ведь дождешься весны?
Да... Куда ты денешься?

12:22 

21-ая сигарета

Слова во рту похожи на мелкие сухие камушки

но все еще слишком живая, все еще не умею быть "понарошку"

А "только сгорая, только сгорая, только сгорая"

Пусть тот, кто первым из нас двоих доползет до края

чирканет маячок-смс на ленточке горизонта

/дескать, взял высоту, пошел дальше, еще не на то способен/

+ поскриптум /мелким шрифтом в квадратных скобках/

стоя в восемь утра на старом обшарпанном подоконнике

малодушно выбираю жизнь и тяну 21-ую сигарету

не бойся. давай вообще не будем об этом?

давай выключим голос? только дышать и музыку

громко, напополам из одних наушников

и рисовать в темноте губами тебе на запястьях

нелепые иероглифы счастья.

потом - засыпать. засыпать, не успев попрощаться,

на верхних полочках, нижних креслах, пустых кроватях,

обливаться красным, таким, как в разлив у моря

не-говорить с друзьями, избегая поводов спорить

об осточертевших "не всерьез", "забей", "занимайся делом",

"не про*бывай жизнь, пока дотла не сгорела"

я сжимаю в ладошке "куриного бога", твержу упрямо

все будет, будет, это просто в календаре зима

морозит пальцы и самую малость души

/опять рассыпаю глупости, право ж, не отвечай не слушай/

во мне всерьез ведь нет никакого страха...

/абонент выдыхает дым и шлет несогласных на х*й./



22:48 

Для женских перверсий характерно «признание полового акта как символа эмоциональной драмы, расставания или утраты». (с)

02:29 

до тепла

Ем я в эту "пустоту души" и лью фанту.
Звезды сегодня не падают, примерзли к небу, видать кому-то ТАК надо,
Мир смс-ами бьется в мобильный, а я его не пускаю.
Не отзываюсь.
Лишнее.
Слишком прохладно
для сложных бесед,
для легких слов слишком тяжелый воздух.
Меня совсем нет, даже на самом донышке,
Которого, в прочем, тоже...

22:33 

— Я хочу сказать, что сама не большая любительница уборки, но когда из старых пакетов из-под молока начинает пахнуть трупными червями, я их сгребаю и выкидываю. (c) Лизбет

10:38 

Там нет ничего, обернёшься – и ты пропал.
Там темень такая, что снега не различить.
И детские вещи оттуда несут в подвал,
когда уже больше некому передарить.
Уже отобрали бумагу и карандаш,
и пустошь уже такая, что не смотри,
и если кто шевельнётся, так то не наш,
а наши давно уснули у нас внутри.
И зайца забрали уже, и велосипед,
и бабку, и дедку, и всех четырёх собак,
и свет погасили, и даже тебя там нет.
А ты всё стоишь и пялишься в этот мрак.
Там нет ничего, и не выкормить даже моль.
Кого-то прибрало время, кого-то сны…
- Вон тот, у стены, на корточках – это мой.
- Тебе показалась, там нет никакой стены. / Елена Касьян /

00:11 

Тень подумал, что многое можно сказать в пользу того, чтобы держать все в себе. Если делать это достаточно долго или поглубже загнать боль внутрь, рано или поздно вообще перестанешь что либо чувствовать. (с)

@темы: цитатник

11:53 

Кай + Герда

"Герда, танцуй! Это приказ с фронта."
/рыжий, смелый, едва знакомый, чертовски прав/
Она смеясь выверяет прицел по линии горизонта,
расстреливает все страшные сказки, трупы надежно пакует в шкаф.
/Её?/ Кай заворожен и выморожен Алисами:
складывает дли них "вечность" такими озябшими пальцами,
что они /пальцы/ кровя от уколов льдинок не чувствуют "больно".
Она, в прочем, тоже не чувствует, больше не ищет его, и не просит остаться
/достаточно + довольно/,
лишь глотает анестезию стаканами да смолит отчаянно,
наблюдая, как он, неприкаянный,
бродит по лабиринтам зеркальным и дышит ветром,
адресует молитвы куда-то между распятием и смятой постелью
и зовет это расстояние Богом.
Герда - маленькая смешная девчонка - вытирает до блеска стекла,
желая видеть, как падает снег и глушит виски такими порциями,
Что нормальному homo sapiens-у по всем правилам полагалось бы сдохнуть...
Но она вне времени и ей похуй.
Кай верит в свою гитару, дым/коку/колу,
В школу жизни, еще в какую-то школу
топит себя в грохоте поездов, навылет пронзенный чужими рифмами
и каким-то особенным бес-смыслом
происходящего.
А этот, на облачке, снова вменяет им невменяемость
и не_конкретику, но щемящую горечь абстракций:
завтра у Кая регистрация
в плацкартный, следующий на-край-света /южный/...
Герда уходит на северный,
невозможно затерянный
между сугробов и сопок.
Все для того, чтобы
он там, на почти теплом Черном, а она на промерзшем Белом,
в паралельных реальностях по клеточкам чьей-то скатерти...

...чтоб лет через 300 снова совпасть в индустриальном шуме одной из столиц
сомкнуть истрепанные ветрами губы друг у друга на шее
так нежно...
как. будто. насмерть.

12:41 

Аскорановыйгод)


@настроение: чтобы здесь был свет - ток должен идти по нам.

Твори что ты желаешь, да будет то Законом. (с)

главная