Мой милый Августин. Хвала тебе, хвала!
Я пережил тебя на семь столетий.
Последнюю бутыль смахнули со стола,
и жизнь прошла, а я и не заметил.

На вешалке висит хрустальная броня,
моток любви и пара фунтов чести.
В камине нет огня. В могиле нет меня.
Все остальное, вроде бы, на месте.

У Круглого Стола не видно никого,
хоть настежь дверь и сорваны засовы.
Собраться нам опять хотя б на рождество,
но мы живем до рождества Христова.

Стоит Святой Грааль. Ну чем он не фужер?
В него неплохо льется даже пиво.
Я пью его за тех, которых нет уже:
я пью за вас, уже почти счастливых. (c)